брутто фото весъ

2017-10-23 17:07




Пьяный мужик вываливается из бара и начинает водить руками по крышам припаркованых машин. Один прохожий увидел и говорит: - Так ты свою машину не найдёшь! На крыше ни номеров нет, и марка не стоит. - Отвали! На моей - мигалка.


Если вам никто не подражает, это еще не означает, что вы – неподражаемы.






Письма московскому другу (а ля И.Бродский) Нынче ветрено и холодно в Техасе, Осень южная сменила вид в округе. Смена красок этих трогательней, Вася, Чем нарядов перемена у подруги. Доллар тешит, но не так, как в бане веник, Добывать из здесь - такое, бля, уродство! Сколь же радостней прекрасное вне денег: Не грозят тогда ни зависть, ни банкротство. Я сижу на берегу, смотрю на танцы, Ни подруги, ни друзей и ни знакомых, Здесь у озера гуляют мексиканцы. Их в Техасе больше, Вась, чем насекомых. У Мошкова я теперь читаю книги, Что в Москве? Я не хочу туда покуда... Как там Ельцин? Чем он занят? Все интриги? Промывает спиртом шунт небось, паскуда! Здесь по-русски говорят одни евреи. Я нашел здесь даму - мы уж вместе спали... Торопились из России поскорее, А теперь вот не поймут, куда попали. Русских мало, и все больше нелегалы. Автослесарь есть один в цветастой майке. Он все гайки за рубли крутил, бывало - А теперь за зелень крутит те же гайки. Пусть и вправду, Вася, курица не птица, Но с куриными мозгами хватишь горя. Угораздил меня черт в Москве родиться - Лучше б где-нибудь во Франции, у моря... ... Передать хочу привет Хрунову Максу. Пусть кто надо все закажет и заплатит. Я тебе переведу две штуки баксов, И надеюсь, что на похороны хватит. А у вас там все война идет на юге, Ни за доллар под огонь идут солдаты... Слышал я, средь депутатов есть бандюги? Что ж, бандюги мне милей, чем депутаты! ... Вот и прожили мы больше половины, Были краски, извели мы их на пятна. И от прошлого мы видим лишь руины, А зачем на свет родились - непонятно... Приезжай ко мне - расскажешь про знакомых, Про друзей, родню, но только не про эти Похождения кремлевских насекомых - Я о них уже читал на Интернете. Мне здесь скучно, ну а так - живу не хило, Завести хочу собаку или кошку. Приезжай, Василий, выпьем, бля, текилы, А потом споем по-русски, под гармошку. ... Чахнет кактус в жестколистом разнотравье, Между двух холмов ручей течет в ложбине. Выпить хочется, да только не за здравье: Х** ли сделаешь - тоскливо на чужбине...


Ночной кошмар начальника отдела по розыску без вести пропавших В 97-99 опера УБОП раскручивали банду братьев Смаковых. Один из задержанных бандитов согласился показать место, куда они трупы жертв прикопали. На место происшествия, чтобы процессуально все закрепить, выехал экипаж УБОП, прокуратура, задержанный с конвоем, «три девятки», и, конечно же, взяли с собой начальника отдела по розыску без вести пропавших, майора Картузова. На место выехали ранним летним утром, так как ехать от областного центра надо было км 200. Бандит довольно быстро и точно показал могилку, вскоре трупы были извлечены, данное мероприятие зафиксировано, останки упакованы и отправлены с «999». Был жаркий солнечный день, место живописным - лесок на берегу озера. А надо сказать, что начальник отдела УБОП по борьбе с бандитизмом подполковник Греков после работы любил удачное дело слегка обмыть, но здесь они малость переборщили, вскоре ушла машина и с конвоем и с прокуроршей. Вечерело. Начали собираться и наши опера. А майора Картузова на солнце разморило и уснул он прямо на подстилке в одних плавках. И не просыпается, зараза. Опера давай его в УАЗик грузить, ну и когда затаскивали у него плавки случайно слезли до колен, никто ему их подтягивать естественно не стал. Едут назад. Стемнело. На переднем сиденье Греков, на заднем майор Картузов и УБОПовский опер Андрюха Шлеин. Они значит с Грековым продолжают, а Картуз спит со спущенными трусами. Через некоторое время он просыпается и говорит Грекову: - Дайте похмелиться! Во чего это у меня трусы сняты? А Греков за словом в карман не полезет, с пол-оборота может такую оперативную комбинацию завернуть - закачаешься. - Тебе похмелиться? Да тебя убить мало… - Что такое? - Ты же по пьяне на прокуроршу полез, в кусты ее затащил, она вся в слезах уехала в город, сказала, что на тебя уголовное дело заведет, ты что там с ней сделал? - Я? Да я не помню… вот ничего себе… и что теперь? - Да ты не бойся. Мы же своих не сдаем, «ментовское братство», это тебе не шуры-муры. Мы подтвердим, что ничего не было, даже Серега! Водитель угрюмо качнул головой в знак согласия. - Андрюха, подтвердим же? Но оперативник Шлеин был не согласен. - А мне-то это зачем? У меня и так с прокуратурой рамсы постоянно, я не буду ничего подтверждать, если он вел себя как скотина - пусть и отвечает, я-то здесь причем… - Ах ты стукач! – и с этими словами Греков перекидывается с переднего сиденья на заднее, левой рукой обхватывает голову Шлеина, накрывает его своим немаленьким телом и начинает долбить правой рукой по своей левой ладошке. Со стороны майора Картузова схватка выглядела зверской расправой над стукачом, раздавались плотные напасы в шарабан строптивого опера. Шлеин типа отрубается, Греков потирая руку переваливается на место. - Я, по-моему, убил его, Серега сворачивай на проселок, надо что-то делать… Бедного майора по розыску без вести пропавших с похмелья начинает трясти колотун, он скулит: - Ну ёперный театр!!! УАЗик заезжает в лес. - Доставай его! – приказывает Греков майору. Тот, чуть не плача, выволакивает безжизненное тело Шлеина из машины, Андрюха тоже артист еще тот, безвольно бьётся головой о подножку – ну полный труп. - Надо его закопать! – обреченно говорит Греков, - Ты же меня не сдашь? Ментовское братство! Скажем утонул, наверное! А? - Нет, надо рапорт написать… - Ах ты сука, да я из-за тебя, а ты… - лицо Грекова искажается в страшной гримасе душевных страданий, он достает Макарова, незаметно освобождает его от обймы, и протягивает его майору. – Я из-за тебя, а ты, мы должны быть повязаны кровью, на, добей его… что, слабо … тогда значит закапывать будешь… ну быстро взял лопату, Серега, дай ему лопату! И вот начальник отдела по розыску трупов копает ночью в лесу могилку, чтобы спрятать труп и плачет. Опера, черти, ржут потихоньку возле УАЗика. Потом он бросает лопату и с криком: - Может, ему еще можно искусственное дыхание сделать? – и, набрав в легкие воздуха, склоняется над Шеиным, но тот уже не выдерживает, хватает майора за горло и как заорет: - Что, с трупами целоваться? Бедный Картуз теряет сознание. ЗЫ Майор потом очень просил, чтоб эту историю никому не рассказывали, ну куда там. Но фамилии слегка изменены.